October 15th, 2016

Таня

***

Прошла новость, что снимут еще 5 фильмов про Гарри Поттера. Ну я пошутила, что вот бы Гильермо дель Торо отснял их. Так как он умеет снимать кино с детками, больше не умеет никто. "Лабиринт Гарри", "Хребет Гермионы".

Но вообще, из всех фильмов поттерианы больше других люблю третий, "Узника Азкабана" Альфонсо Куарона. Там подростки похожи на подростков, без лишних соплей и спецэффектов, сказочной патоки, украшательства. Может, потому Куарону и не дали снимать дальше)

Герои с мятыми невыспавшимися лицами. Выглядят так, словно всю ночь бухали или трахались. Их одежда — мятая, небрежно подобранная. Они выходят из-за угла школы с таким палевным настороженным видом, как будто только что выкурили на троих здоровенный косяк. И сама школа клевая: мрачная, нетопленная, со множеством злачных мест, — хулигань, пока юн и свеж.

Во всплывающих окнах моей несговорчивой памяти именно таким был универ первых постсоветских лет. Обшарпанный, с холодными коридорами, где можно было курить свой "Житан" без фильтра, "уводящий" с пары затяжек. С темными переходами между этажами, куда прятались целоваться, кому было негде. С закрывающимися изнутри аудиториями, где парни играли в преф на деньги. С прокуренной старой кофейней в подвале, где на стенах — как у Тани на флэту, нарисованы облака, и слон с ослом, летящие вникуда. С обожаемыми и ненавидимыми преподами.

Прогулять пары. Залезть на крышу, разведать там все. Завалить в подвальную кофейню и дать буфетчице Галке кассету с "Дорз", чтобы поставила вместо своей попсы голимой. Позвать Ярославу и парней, чтоб подсадили, и накрасить красной помадой губы толстомордому вченому деятелю по фамилии Короед на портрете около археологического музея. Прости, Короед.
Поехать в общагу, провести операцию "Хрусталь" — отмыть и сдать все бутылки. Деньги тут же пропить, разумеется.
задумать козни. влезть в халепу.

У Гермионы в фильме были часы, возвращавшие на какое-то время назад. Насовсем не хочу, а развеяться, — моталась бы.
Отдайте все Куарону, короч